Вдали от дома...

Моя история не так ужасна, как те, что я успела прочитать.

Но слез пролито и нервов  потрачено, и какое решение бы я не приняла, все плохо, и тоска зеленая.

Маме 86 лет. Деменция гостит, но не в таком ужасном виде, как у родственников других форумчан.

Мама всегда была добрым человеком, других таких людей я не встречала. Я никогда не слышала, чтобы она повысила голос или ругалась с кем–либо. Была учителем, учителем от Бога.

Вежливый и добрый человек, таким и осталась. Жить с ней, даже дементной, проблем нет. Моя проблема в другом.

Я живу от мамы почти за 4 тысячи км и за границей. У меня есть любимый муж и не очень любимая, но необходимая работа, а, возможно, уже была.

Приехала я год назад в гости к маме, а там уже гостит деменция. А я даже не догадывалась, хотя звонила часто, но она, если что–то не понимала  или не могла ответить, говорила, что слышимость плохая. Это я позднее поняла.

Мама диабетик со стажем, но  строгой диетой и таблеткой справлялась. А потом забыла, что у нее диабет, шкафы были забиты сладостями, холодильник просроченными продуктами. Со мной дочь и внучка, и я в дороге серьезно заболела.

Мама тогда была адекватная, но память уже была плоха. Обслуживала себя сама, стирала, что–то готовила. Мне нужно было со своей болячкой возвращаться домой. Заключили договор с социальной службой на обслуживание на дому — лекарства разложить, в магазин сходить, пол помыть, и т.д. Уехали мы домой. Дочь живет в России, я в 300 км от нее по другую сторону границы.

Я у мамы единственная дочь.  Помощи ждать неоткуда. Решили мы маму перевести к нам, дочь моя согласна была уйти с работы, на мне материальная сторона. Взять к себе я по закону Финляндии не могу. По телефону мама согласилась на переезд  (лишь бы я приехала). Прилетела, купила билеты, а она уперлась, не поеду и все тут. Умоляла, упрашивала, объясняла, что ее ждет. Вечером согласна ехать, утром нет. Месяц целый умоляла.  Вот переезжай я к ней, а что у меня своя жизнь, и что я 40 лет назад из дома уехала... Уехала я одна, с ней социальная служба осталась.  

Несколько ужасных месяцев, ежедневные звонки,да по нескольку раз, плачет–просит, чтобы нашла ей помощницу с проживанием. Ранее на это не соглашалась.

Прилетаю, за полтора месяца открамливаю, подлечиваю, ехать к нам не согласна. Через несколько   дней после моего приезда случается какой–то криз. Слегла мама, кормила ее из ложечки, но под себя она не ходила. Криз прошел, но перестала меня узнавать, память стерлась наполовину.Нахожу компаньонку — родня родни, замечательный человек. Слишком было хорошо, чтобы оказаться правдой. Через две недели сообщает мне, что мать твоя неадекватна, забирай ее. Господь ей судья, что она сделала с мамой. Прилетела моя дочь, а у мамы обширный инфаркт уже несколько дней, ее на скорой в реанимацию, на день бы позже, врач сказал, и было бы не помочь.

Решаем увезти маму с собой. Ей уже все равно, никаго не узнает, свою квартиру за больницу принимает. Дочь покупает билеты.Весь ужас в том, что дорога длинная. На двух поездах. Но ждут меня.

А через меяц опять какой то криз, в больницу таких уже не берут. И врач пророчит, что до отъезда она не доживет. Я приехала, мама такая слабая. Не смогла решиться ее везти.  Сдала наши с ней билеты. Дочь и внучка уехали, уже дома. А  я угодила под "домашний арест". Бессрочный или опять  брать билеты? Мамочка ожила, ходит за мной хвостиком по квартире, кушает, как добрый молодец. А ее вежливость выбивает у меня слезу.