Как я чуть не убила маму таблеткой от кожного зуда

Ухаживая за родными, мы часто не думаем о том, как на самом деле действуют лекарства, которые мы им даем. The Washington Post опубликовал небольшую историю девушки Шейлы Салливан Зуброд, которая ухаживает за своей пожилой матерью. Ее случай демонстрирует важность внимательного отношения к близким и что уход — это не просто бездумное пичканье родного человека таблетками.4188da327b21b408ddd605ce0cc480cd50280622.png

Вряд ли кто-то хочет случайно убить свою маму. А я чуть было не попала в такую историю.

Этот случай многому меня научил. Я узнала, что как только вы или кто-то из ваших знакомых достигает 65-летнего возраста, наступает время узнать, какие препараты увеличивают риск развития деменции при длительном применении. Я поняла, что у людей со слабоумием такие препараты могут вызвать психотические расстройства.

Я называю такие препараты наркотиками затуманивания, и видела своими глазами, как эти, казалось бы, безобидные таблетки подействовали на мою маму. Таблетка, которая бы сделала 20-летнюю или 40-летнюю женщину слегка сонливой, заставила мою 95-летнюю мать, Сейл Зуброд, стать той, кого я никогда прежде не видела. Известная своей легкой улыбкой, отличным вкусом и любовью к раннему сну, менее чем за пять часов она превратилась в кричащую сумасшедшую, страдающего галлюцинациями и бессонницей. И всему виной — одна-единственная таблетка, выписанная по рецепту врача и которую я ей дала от её экземы.

Моё невежество в этом вопросе — не оправдание, но это единственное, что у меня остаётся. Наш кошмар начался после того, как я дала ей эту таблетку около 9 часов вечера, когда она собиралась лечь спать. Примерно в 2 часа ночи она растолкала меня. У неё в руках был фонарик, и она требовала помочь упаковать её чемодан, чтобы мы могли доехать до дома её детства в Нью-Йорке, который находится примерно в 1600 километрах от нашего дома в Тампе.

После того, как она попыталась смыть моё нижнее белье в унитаз, я надела плащ и начала искать ключи от машины, чтобы добраться до больницы. В эту минуту она попыталась перелезть через наш балкон. К счастью, я посмотрела вверх и успела предотвратить трагедию. Ее лицо искажала такая мука, что я едва её узнавала. В больнице врачи взяли на анализ её кровь, мочу и сделали МРТ.

Когда стали известны результаты анализов, доктор задал мне вопрос: «Вы давали своей матери бенадрил? В её возрасте?».

Будучи опекуном, который в течение шести десятилетий принимал эффект от бенадрила за случайную аллергию, я почувствовала себя полной невеждой, потому что на самом деле с моей мамой происходило нечто иное. Врач, который прописал ее средство от зуда, никогда не упоминал, что одна таблетка была эквивалентна гигантской дозе бенадрила. И если бы он мне это рассказал, я бы никогда не поняла, почему это на самом деле так страшно.

Всё это время я наивно полагала, что у моей матери может быть инфекция мочевыводящих путей, но мамин врач понимал опасность возможных побочных эффектов от таблеток, которые взрослые дети дают своим престарелым родителям. Вероятно, поэтому он действовал так, словно я накормила свою мать крысиным ядом. «Больше никогда не давайте ей антихолинергики», — практически зарычал он, подписывая документы.

Я умоляла его не обвинять меня в жестоком обращении с престарелыми. Как только мама уснула дома в своей постели, я начала изучать, какие еще лекарства могут быть опасны для пожилых людей.

Из Гарвадского медицинского блога о здоровье я узнала: «Антихолинергические препараты блокируют действие ацетилхолина. Это вещество, которое участвует в передаче информации в нервную систему. С его помощью человеческий мозг способен обучаться и запоминать. В остальных органах вещество стимулирует мышечные сокращения. Антихолинергические препараты включают в себя ряд антигистаминных препаратов, трициклические антидепрессанты, лекарства для борьбы с недержанием мочи и лекарства для облегчения симптомов болезни Паркинсона». Далее в блоге отмечалось: «Появляется всё больше доказательств того, что антихолинергические препараты не подходят для длительного лечения, если вы хотите сохранить ясную голову в старости».

Я изучила актуальные исследования. То, что стало для меня новостью, было давно известно всему миру. Проведенное в 2011 году в Англии исследование, в котором приняли участие 13 400 человек в возрасте 65 лет и старше, показало, что использование антихолинергическиех лекарств связано с увеличением риска когнитивных нарушений и скоропостижной смертью.

Аналогичное исследование провели в Соединенных Штатах Америки. Учёные наблюдали 3400 человек в возрасте 65 лет и старше в течение семи лет. В начале исследования ни у кого из них не было деменции или болезни Альцгеймера и все лекарства, которые они принимали, тщательно отслеживались. Результаты этого исследования оказались для меня столь же страшными, как и результаты зарубежных исследований: у тех, кто принимал антихолинергические препараты в течение длительного периода времени, риск развития деменции был выше.

К антихолинергическим препаратам относятся панадол, снотворное, ибупрофен, тайленол, дитропан, толтеродин, а также лекарства от боли в шее и спине, например, флексерил. Все эти средства помогают молодым людям.

Скопление ежедневных рецептов моей 95-летней матери было классическим примером для учебников, начиная с рецепта таблеток от повышенной частотности мочеиспускания, которые она пила с 69 до 94 лет. Врач прописал это лекарство несколько лет назад — хотя она не страдала недержанием мочи. Недавно я спросила у этого врача, почему он прописал это лекарство, на что тот ответил: «Проблемы с чрезмерным мочеиспусканием распространены у женщин старше 70 лет. Они не любят говорить об этом». Собственно, моя мать никогда не поднимала этот вопрос, потому что у неё попросту не было такой проблемы. Я почти уверена, что она не понимала, что рецепт, который выписал её врач, был предназначен для лечения.

Теперь мама пьёт одну дозу аспирина каждый день. Она смотрит свои любимые спортивные программы — теннис и катание на коньках — перед тем, как лечь спать. Она каждый день гуляет, любит ходить в соседний цветочный магазин и на маникюр. Сейчас я чувствую себя дома свободно после нашего визита в больницу, но недавно я увидела, что в списке моих антихолинергических препаратов находится амитриптилин. Для меня это лекарство назначили как снотворное, и я принимала его каждую ночь почти два года. Больше я этого не делаю.

В дни моей хиппи-молодости была мантра «ты то, что ешь» (Люди проще относились к препаратам, влияющим на мозг). Теперь я склонна утверждать: «Чем старше вы становитесь, тем больше вам нужно следить за результатами антихолинергических исследований».

Top