Я - плохая дочь?

Всем доброго времени суток. Читаю ваш сайт уже почти два месяца, почерпнула много полезной информации, за что большое спасибо. Видимо, настало время поведать и мою историю.

Моей маме 79 лет, сосудистая деменция. Человек она по жизни одиозный, властный, мнительный, если не сказать больше – параноидальный. Сколько ее помню, всю жизнь жила по принципу « кругом враг и он не дремлет». Когда ей исполнилось 70, она каждый день начала «умирать». Каждое утро начиналось буквально с таких слов: « Так плохо, как сегодня, я себя еще не чувствовала. Я умираю, а вы ( это я и папа)загоняете меня в гроб». Болячек у нее, надо сказать, действительно букет: удалено 2/3 желудка после прободной язвы в 1988 году, остеопороз, коксартроз тазобедренного сустава ( т.е. сустава там уже давно нет), атрофия зрительного нерва ( сейчас уже почти не видит, во всяком случае – нашу с вами реальность), отслойка сетчатки, ну и еще по мелочи – панкреатит, холецистит, ишемия. Пройдена масса врачей и обследований, давались рекомендации, назначались курсы препаратов. В итоге: отказ от операции по замене сустава еще на ранней стадии ( 2006 год), принимать хондропротекторы тоже не стала ( дорого!), после удачно проведенной операции по отслойке сетчатки на второй день после выписки помчалась на дачу( а были строго противопоказаны любые физические нагрузки и наклоны), в результате – повторная отслойка, вторая операция и – неудачно. Виноваты, естественно, в первую очередь мы с папой, врачи, и все человечество. Ни один из курсов лечения ни по одному из профилей не был доведен до конца: « мне от этих лекарств только хуже, все дебилы и уроды, ничего не знают и не хотят» К слову сказать, мама сама медик, закончила мединститут с красным дипломом, но по лечебной части никогда не работала.

В 2014 году не стало папы ( а я, грешным делом, после каждой маминой истерики по поводу «умирания»  в душе надеялась, что так оно наконец и произойдет, и мы с папой сможем пожить спокойно). Но судьба распорядилась иначе. Я на мамины выходки отвечала борьбой и отстаиванием своих прав, а папа отмалчивался. В итоге – онкология, сгорел за полгода. Мы остались вдвоем, своей семьи у меня нет и никогда не было, но это исключительно мое решение и выбор – никогда не любила и не хотела детей и не готова была терпеть в своей жизни постоянное присутствие постороннего человека.

Первые дементные «звоночки», как я теперь понимаю, у мамы прозвучали уже давно. Но я не обратила на это никакого внимания. Деньги прятала, забывала- куда, и меня потом обвиняла, что я украла – так оно так всегда было. А то, что последние полгода пенсия засовывалась в трусы ( пардон за подробность) – а почему бы и нет?) Бардак в комнате – так мама и по молодости не отличалась особой аккуратностью, вечно все в одну кучу, а захочешь разобрать – скандал и угрозы. То, что в течение прошлого года стала надевать вещи задом наперед и одну штанину брюк – на обе ноги, тоже списала на ее плохое зрение, причем мои доводы и предложения ей помочь переодеться, естественно, принимались « в штыки». Стала есть руками ( « Я иначе не вижу и мне надо держаться за стол, а то меня уносит»), начались проблемы с туалетом ( до унитаза доходила не всегда и сесть на него толком не могла из – за не сгибающегося тазобедренного сустава), стала ходить в ведерки – баночки, не всегда туда попадая, иногда просто не успевая снять трусы. При этом памперсы отказывалась надевать наотрез – просто рвала их на части. На постоянные жалобы и « умирания» я давно перестала реагировать: просто отмалчивалась, уходила из дома, уезжала на дачу ( последние два года она уже отказывалась туда ездить), либо на недельку – другую отдохнуть.

В августе прошлого года случилось резкое ухудшение общего состояния: после неудачного визита к стоматологу ( почему – то не подействовал наркоз) сразу резко упало зрение, усилилась шаткость походки, головокружения. В сентябре я по рекомендации знакомой вызвала на дом очередного невролога из частной клиники. Был прописан очередной курс лечения, мама начала принимать цераксон, который вызвал у нее галлюцинации. Препарат отменили, ставили капельницы, колола глиатилин внутримышечно. Особого эффекта не заметила. Глюки, правда, больше не повторялись.

Где – то примерно в конце февраля она начала доставать меня разговорами о том, что «хочет домой». Началось перекладывание вещей из одного пакета в другой, на следующий день – все по новой. Практически перестала спать по ночам, ссылаясь на то, что « кровать ее сбрасывает».

В итоге 8 – го марта ( всю жизнь я ненавидела и презирала этот псевдопраздник) ночью она упала таки с кровати и уже не смогла встать самостоятельно. Участковый терапевт сказала, что это деменция и сразу выписала направление в районный ПНД,

С тех пор мама – лежачая. Первую неделю пыталась буянить, « качать права» ( это в ее духе), слезть с кровати – пришлось ее огородить. Приехал психиатр, был назначен галоперидол в каплях, удалось ее несколько успокоить, даже под это дело оформить доверенность на мое имя, которую я пыталась с нее получить в течение всего прошлого года ( « Ага, тебе дай доверенность – и ты сразу отправишь меня в сумасшедший дом!»). Глюки в этот период были, но незначительные ( «надоело лежать в этом подвале, заберите меня домой»). Потом с наступлением сумерек ее начали посещать панические атаки, врач добавил на ночь 0.25 кветиапина. Панические атаки сняли, но появились стойкие глюки другого характера: ей, лежачей, кажется, что стоит или – того хуже – висит вниз головой. Зрение, судя по всему, она полностью потеряла, ибо видит мир в своем 3D – формате: то лежит в бочке, но в ванной, то в каком – то болоте, то огурцы сажает в парнике и так далее в этом роде. Районный психиатр разводит руками. Прописали экселон – пластырь по льготному рецепту ( мама – ветеран ВОВ, блокадница, инвалид второй группы по общему заболеванию без права работы с 2006 года). По льготе лекарства пока не получить – нет его нигде в Питере ( да и бывает ли вообще: что – то очень сомнительно, чтобы наши доблестные власти раскошелились на субсидии для инвалидов в размере 4000 руб за упаковку.).

За это время успели полежать в больнице ( госпиталь ветеранов войн). Раздуло живот буквально за два дня, перестала есть , стало рвать желчью. Думала – асцит и онко, оказалась – острая задержка мочеиспускания. Установили катетер с мочеприемником пожизненно, с наблюдением уролога и заменой раз в месяц по месту жительства, наконец – то обследовали с ног до головы и ничего, угрожающего жизни, кроме проблем с головой, не нашли. Правда, к имеющимся хроням еще добавились цистит и пиелонефрит с камнем в почке, но с этим, видимо, можно жить.

Что мы имеем на текущий момент? Из плюсов:

  • Мама – полностью лежачая, и это ОГРОМНЫЙ плюс, судя по рассказам моих друзей и знакомых, которые уже пережили весь этот бред с убеганием из дому, попытками выйти из окна ( с балкона), включенные газом и открытыми водопроводными кранами и кучами экскрементов в самых неожиданных местах квартиры. Я могу оставить ее одну на несколько часов, даже на полдня, когда уезжаю поработать на дачу, дабы она у нас близко от города.
  • В квартире наконец – то воцарил порядок. Да простит меня аудитория, но я – параноидальный поборник чистоты, и необходимость постоянно убирать и подтирать за человеком, хронически не способным и не желающим содержать свое жилище в чистоте, доводила меня до исступления.   
  • За эти 3 месяца мне удалось сбросить вожделенные 10 ! кг веса, что я безуспешно пыталась сделать на протяжении последних 4 лет. Просто когда я стрессую – я перестаю жрать. Но это так, лирическое отступление.

Из минусов: пожалуй, единственный и основной минус лично для меня – это невозможность ( во всяком случае – пока)уехать из дома. Вопрос с сиделкой – в стадии решения ( собраны необходимые документы, получен пакет ИППСУ, встали на очередь в Хесед Авраам ( те, кто из Питера – наверняка знают эту организацию). Нанимать сиделку из агентства пока не пыталась, хотя есть кое – какие наметки. В перспективе рассматриваю для себя вариант размещения мамы в пансионат за счет пенсии от того же Хеседа. Это в том случае, если весь процесс будет затягиваться и мама будет все глубже и глубже погружаться в пучину маразма. С высокой долей вероятности предположу, что с этого момента в мою сторону полетят кирпичи и тухлые яйца, но я живу надеждой на то, что всему этому скоро наступит конец. Теплых и близких отношений с мамой у меня никогда не было, и я не готова погрести себя заживо ради человека, к которому я не испытываю ничего, кроме чувства долга. Признаюсь честно, что в нынешней ситуации я впервые пожалела, что у меня нет брата или сестры, ибо с каким превеликим удовольствием я сбросила бы с себя сию обузу! Моя профессия ( я переводчик) подразумевает постоянный контакт с людьми, возможность выезда в командировки за рубеж, чего я не имею уже на протяжении года ( в прошлом году тоже уже побаивалась оставлять ее одну надолго, а соцпакет было не оформить из- за отсутствия доверенности).

Вот сейчас она лежит в соседней комнате, взгляд устремлен в одну точку, вид безумный ( хотя, когда начинает рассказывать о своих «приключениях» - так несведущий сразу и не поймет, что у человека «крыша поехала»), я смотрю на нее – и понимаю, что мне ее совсем не жалко. Ужасно, но ничего не могу с собой поделать…

С уважением и наилучшими пожеланиями всем

Лилия, Санкт - Петербург

Top