Мой папа умер

09/06/2018 в 11:28

Пишу здесь, так как это живой сайт. К тому же мы здесь все дети больных родителей и мои чувства и мысли , даже если я выскажу их коряво, вам будут понятны.

Прошлым летом папа резко сдал. Еще недавно он один без чьей -либо помощи чинил крышу дачного домика и вдруг ослабел и его передвижения сузились до кровать-туалет. Я прорыдала пару недель, говорила ему, что люблю его и мне очень жаль, что так случилось. А потом пошли  рабочие будни малоподвижного человека. Я сосредоточилась на уходе : умывание- подмывание, смена белья, лекарство натощак, до еды, во время еды, через два часа после еды, построить меню, совмещенное с приемом железа. Сюсюканье незаметно прошло. Его тугоухость стала прогрессировать. Чтобы он меня понимал мне приходилось говорить громко и короткими предложениями .Своё недовольство болезнью он переносил на меня, я в свою очередь возмущалась его неблагодарностью. Для меня высшим проявлением заботы стало его интимное мытье и подтирание попы после каждого похода в туалет. Он же (как я теперь понимаю) эти процедуры считал унизительными для себя , взрослого и независимого мужчины, кем недавно он был. Ну и диета само собой. Необходимо было наладить его пищеварение, избавиться от поноса и метеоризма. Конечно же я исключила некоторые консервы и жутко перекопченую рыбу столь нежно им любимую. Таким образом через несколько месяцев из любимой дочери я стала для него надзирателем. Я не очень печалилась, думала летом уедем на дачу, там на свежем воздухе я его расхожу как следует . Пусть строгая, зато поставлю на ноги.

От отеков избавились, давление наладили - ждали лета. Он даже стал прикидывать , как будет ходить по улице с ходунками , и переживать, вдруг на него будут показывать пальцем. Я успокоила: молодежь на стариков внимания не обращает, а пожилые отнесутся с пониманием...

В мае дремавшая онкология дала о себе знать. Он резко ослабел, похудел до скелета, у него открылся свищ, из которого непрерывным потоком выходили каловые массы. Он стал теряться в пространстве, хотя  ему повезло. Ему казалось , что мы его возили в Киев (и он там жил в шикарных апартаментах), в Австралию. Говорил нам с мамой, что мы , конечно, молодцы, что решили показать ему мир, но ему уже ничего не нужно...  И ещё. Я очень, очень боялась, что не смогу качественно его обезболивать. Штудировала онкофорум, советы М. А. Вайсмана, записывала в тетрадь. Но  там на верху его пожалели, сильной боли не было. Больно было только при обработке свища. Обошлись декстаметазоном и кетанолом. Стал часто просить свой чемоданчик с пистолетом. Разумеется пистолета у него никогда и не было. Но он отказывался в это верить. Обижался ещй больше. Стал мало есть, потом и вовсе перестал. Стал сильно заговариваться и чаще всего пребывал в своих видениях. Дня за два до смерти, открыл глаза и очень осмысленно и четко произнёс :" Жизни мало". И вот 7.06. в 7-00 он умер у меня на руках, во время обычных утренних процедур. Вот я ему живому меняла пеленку и наложила на свищ повязку, потом он опять описался,я перевернула на бок, чтобы сменит пеленку и поняла, что он непривычно обмяк и я не слышу его дыхания. Хотя только минуту назад переживала, что дышит с каким-то клекотом, надо бы ему откашляться, а сил у него, наверное, на это не хватает.

Я никогда не думала, что терять родителей так больно. Думала, что это только маленьким детям без родителей тяжело и страшно. Нет, больно в любом возрасте.

И вот, что меня мучает. Я боюсь, что папа в конце жизни не почувствовал моей любви и заботы. Заботы не как сиделки ( тут я спокойна - я ухаживала добросовестно), а именно тепла дочери. Хотя последние дни я много сидела возле него просто так, держала его за руку, гладила по голове. Да и диету бросила, когда поняла, что он начал уходить. Но все равно, последние дни он, приходя в разум, говорил со мной строго-насмешливо. Я боюсь, что он думал, что я его предала. Мне это не дает покоя. Мне просто хотелось бы, чтобы уходя, он понимал, что уходит в окружении любящих и заботливых людей, чтобы не думал, что его бросили больного. Я захожу в комнату, где он умер,говорю вслух и надеюсь, может хотя бы его душа услышит меня...

Какая страшная банальность: надо говорить людям , как они тебе дороги, пока они живы. А то можно не успеть...


Top