Сон и профилактика деменции

52ff6623f0e110ae1854ad2c33d6567c80be4fc6.png

Механизмы, с помощью которых сон может влиять на деменцию, остаются пока неясными, но ученые уже точно знают, что нарушения сна связаны:

- с отложениями бета-амилоида и увеличением уровня тау, а это важнейшие маркеры болезни Альцгеймера  (1, 2),  

- со снижением активации путей глимфатической системы (3), эту систему открыли недавно и выяснили, что она отвечает за «очистку» мозга, выводя растворимые соединения из центральной нервной системы в спинномозговую жидкость; 

- с нейровоспалением и понижением содержания кислорода в тканях (2, 4);

- с сердечно-сосудистыми заболеваниями (5). 

Предполагается, что нарушение сна усиливает воспаление, приводя тем самым к увеличению токсичной для мозга амилоидной нагрузки и развитию альцгеймеровской патологии, что в свою очередь ведет к дальнейшему усилению нарушений сна (6). Получается порочный круг. 

Два метаанализа показали схожие результаты. В них оценивалось влияние самых разных нарушений сна: 

- слишком короткой и слишком длинной продолжительности сна; 

- плохого качества сна; 

- нарушений суточного ритма; 

- бессонницы; 

- обструктивного апноэ (нарушений дыхания) во сне. 

Все эти нарушения были связаны с более высоким риском развития деменции — приблизительно на 20% (7) и клинически диагностированной болезни Альцгеймера — на 60% по сравнению с отсутствием нарушения сна (8). Также сообщалось о U-образной связи между продолжительностью сна и риском когнитивных нарушений. Риск повышался при продолжительности сна менее 5 часов (в 2,6 раза) по сравнению со сном от 5 до 7 часов, а также при продолжительности более 10 часов (в 2,2 раза) (5, 9, 10, 11). 

Появление нарушений сна в позднем возрасте, за несколько лет до клинической деменции, может быть частью естественного течения синдрома деменции, представляться фактором риска или отражать другие проблемы, например психоэмоциональные расстройства или сердечно-сосудистые заболевания (5, 12). 

Назначение снотворных препаратов может увеличивать риски, хотя полной ясности здесь тоже нет, и исследование 2018 года (9) показало, что причинно-следственная связь может носить обратный характер: развивающаяся деменция может приводить к увеличению приема снотворных лекарств. В любом случае, лекарства от нарушения сна могут быть вредными, а бензодиазепины связаны с увеличением риска падений, госпитализации и, возможно, деменции (9, 13).

Литература

1. Spira AP, Gamaldo AA, An Y, et al. Self-reported sleep and β-amyloid deposition in community-dwelling older adults. JAMA Neurol 2013; 70: 1537–43. 

2. Macedo AC, Balouch S, Tabet N. Is sleep disruption a risk factor for Alzheimer’s disease? J Alzheimers Dis 2017; 58: 993–1002. 

3. Musiek ES, Xiong DD, Holtzman DM. Sleep, circadian rhythms, and the pathogenesis of Alzheimer disease. Exp Mol Med 2015; 47: e148. 

4. Yaffe K, Falvey CM, Hoang T. Connections between sleep and cognition in older adults. Lancet Neurol 2014; 13: 1017–28.

5. Sindi S, Kåreholt I, Johansson L, et al. Sleep disturbances and dementia risk: a multicenter study. Alzheimers Dement 2018; 14: 1235–42.

6. Irwin MR, Vitiello MV. Implications of sleep disturbance and inflammation for Alzheimer’s disease dementia. Lancet Neurol 2019; 18: 296–306.

7. Shi L, Chen SJ, Ma MY, et al. Sleep disturbances increase the risk of dementia: a systematic review and meta-analysis. Sleep Med Rev 2018; 40: 4–16.

8. Bubu OM, Brannick M, Mortimer J, et al. Sleep, Cognitive impairment, and Alzheimer’s disease: a systematic review and meta-analysis. Sleep 2017; 40: zsw032.

9. Ohara T, Honda T, Hata J, et al. Association between daily sleep duration and risk of dementia and mortality in a Japanese community. J Am Geriatr Soc 2018; 66: 1911–18.

10. Li J, Ogrodnik M, Kolachalama VB, Lin H, Au R. Assessment of the mid-life demographic and lifestyle risk factors of dementia using data from the framingham heart study offspring cohort. J Alzheimers Dis 2018; 63: 1119–27. 

11. Lutsey PL, Misialek JR, Mosley TH, et al. Sleep characteristics and risk of dementia and Alzheimer’s disease: the atherosclerosis risk in communities study. Alzheimers Dement 2018; 14: 157–66.

12. Lu Y, Sugawara Y, Zhang S, Tomata Y, Tsuji I. Changes in sleep duration and the risk of incident dementia in the elderly Japanese: the Ohsaki Cohort 2006 Study. Sleep 2018; 41: zsy143. 

13. Bronskill SE, Campitelli MA, Iaboni A, et al. Low-dose trazodone, benzodiazepines, and fall-related injuries in nursing homes:a matched-cohort study. J Am Geriatr Soc 2018; 66: 1963–71.

Top