Наверное, и нам к вам.

30/05/2018 в 16:33

Здравствуйте, вот и наша история.

В марте 2018 года мама и папа, которым было тогда 82 года, были абсолютно самостоятельными пенсионерами – жили отдельно, обслуживали себя и садовый участок, платили за квартиру, выписывали газеты и пр. Мы с сестрой только помогали деньгами, которые они не хотели брать, да навещали иногда в формате – поесть вкусной еды, которую приготовила мама. 

Так вот, в марте они оба переболели чем-то вроде бронхита, с сильным кашлем, от которого вылечились какими-то антибиотиками. Нам они всегда старались поменьше говорить о болячках, чтобы не напрягать, и мы не всегда даже знали, чем они болели. Мы знали, что у мамы гипертония и синдром беспокойных ног (СБН), правда, очень сильный, а у папы диабет, вот и все. 

1 апреля у них вернулся – папа думает, что именно вернулся, мол, не долечились – кашель, они вызвали врача маме, а папа сходил в поликлинику на ногах, им опять выписали антибиотики – разные, и стали они долечиваться. Мама только переживала, что есть совсем не хочется, и слабость сильная, но мы списали это на побочки от ее антибиотика, и ждали только, когда же она закончит его пить, чтобы ей захотелось кушать и вставать. 

Кушала и кушает мама очень плохо, на все – «не хочу», можно ее уговорить на чайную ложку какой-нибудь еды, и это все. День, когда удается скормить две столовых, для нас всех – счастье.  Частенько бывает, что не ест ничего. Пить в апреле тоже пила очень мало, в мае вроде стала пить больше, единственное, что иногда сама просит, это кефир или ацидофилин. 

А больше мы ничего не дождались. Антибиотик  кончился, аппетит не начался, мама слабела. Иногда она уходила из ясного сознания, как мы говорили, в «туман», однако возвращалась оттуда совершенно в здравом уме. Однажды ночью она упала в туалете, после той ночи они уже не ночевали одни, всегда были либо сестра, либо я, либо потом уже сиделка.  Мы вызывали врачей, и участковых, и платных, одного платного врача наняли на ежедневное сопровождение, врачи расходились в диагнозах, кто-то говорил о пневмонии, кто-то клялся, что ее нет.  Через пару недель давление у мамы упало так сильно, что сестра вызвала скорую и маму увезли в больницу в реанимацию. Там ей сделали флюорографию, сказали, что никакой пневмонии нет (вот эта путаница с диагнозами продолжается до сих пор), подняли давление, перевели в терапию – и выписали через 4 дня, объяснив, что состояние у мамы вполне стабильное. Состояние давления и кашля действительно было стабильным, однако еще в больнице у мамы случился приступ, который мы по привычке назвали СБН, но терапевт сказала, что это был не он. Мама обнимала ноги руками и качалась на спине, стоная при этом. Мы вытребовали невролога, невролог пришел, наорал на нее, заставил встать, сделать несколько шагов – и ушел, ничего не сказав. Мы подняли бучу, терапевт с неврологом совещались, разговаривали, потом сказали нам, что по их мнению, инсульта у мамы нет, а у нее – психиатрия. Тут мы чуть не упали от смеха, наша мама, инженер-конструктор оборонной промышленности и просто умница, совершенно адекватна, просто у нее ноги дергаются, а вы – психиатрия. Однако мы согласились на вызов психиатрической бригады, которая приехала, поговорила с мамой, поставила диагноз, что пациент абсолютно сохранен, в том числе когнитивно, и уехала. Но  знакомый психиатр по телефону  по словесному описанию предположил диагноз «сосудистый психоз» и «сосудистая катастрофа». Да, на психоз те движения были действительно похожи…. В больнице маме сделали КТ, на котором тоже ничего, кроме изношенных сосудов, не нашли. Никакого инсульта.  Диагноз поставили ДЭП-3 и выписали.  Платный врач сопровождения выписала лечение, в том числе капельницы и уколы, делать уколы мы с сестрой  научились сами, а капельницы делать приходила знакомая медсестра. Давление нормализовали, никогда в жизни у мамы не было такого хорошего давления в районе 125-80.  

Мы нашли платного невролога, который посоветовал сделать МРТ, на МРТ среди прочего оказались слова «лакунарный инсульт».  При осмотре неврологом ни одного признака инсульта не было. Был ли инсульт?? 

Кроме слабости, которая продолжала усиливаться, мама уже не могла сама даже сесть на кровати, ужасно беспокоили ноги, иногда бывал классический СБН, когда просто их некуда деть, а иногда приступы отличались наличием некоторых спазмов, в том числе в руках и всем теле. От этих спазмов платный невролог выписал атаракс и феназепам,  и очень рекомендовал лечь в больницу – именно из-за диагноза инсульт, мол, с ним вас обязаны взять. На вопрос, какое лечение мама получит в больнице, он ответил – ежедневный осмотр невролога и капельницы. Однако для нас это было важным, кто бы в больнице подходил к маме раз в пять минут, помогал ей встать и массировал ноги? Поэтому мы отказались. А этот врач больше ничем не мог нам помочь. Ходить мама уже не могла совсем из-за отсутствия координации, сразу же падала.  

Мы с сестрой апрель как-то прожили, частично я брала больничный, частично она прогуливала работу, а к маю нашли дневную сиделку, и на работу стали ездить без прогулов. Да, дома все время был относительно здоровый – по сравнению с мамой – папа, который все время пытался дать нам отдохнуть, а сам сходил с ума от беспокойства. Собственно, папа сейчас беспокоит ничуть не меньше, чем мама, просто пока в другой плоскости. 

Состояние мамы менялось в течение апреля, то она становилась физически чуть сильнее, и мы даже водили ее в туалет, ну она почти висела на шее, но тем не менее шла своими ногами. То она опять становилась слабее. Увы, периоды тумана («неясного сознания») становились дольше и глубже. Появился бред и галлюцинации. Потом физически мама опять стала сильнее, однажды утром, когда я заснула, она встала, сняла рубашку, и начала падать. Каким-то чудом ничего не сломала и не расшибла,  и даже синяков не нашли, но теперь очень стали бояться самостоятельного вставания. В последние дни сердечко стало совсем слабым, уже через 5 шагов развивается одышка..

Ночи мы с сестрой чередуем, и ночи бывают разные, иногда можно было даже выспаться, а однажды мне удалось за всю ночь перед работой поспать всего 40 минут. В ту ночь с мамой случился сильнейший приступ вот этого самого – то ли СБН, то ли сосудистый психоз, как его назвать, который мало того что выгибал ее тело, еще и давил на психику, мама стала на меня кричать. На мои просьбы вести себя потише, чтобы дать поспать папе, она продолжала кричать «Зачем», и в результате я вызвала скорую помощь. Как только мама услышала, что сейчас приедет скорая помощь, она спокойно легла и лежала так все время, пока врачи были у нас и час после. Приехала скорая, мама лежала так спокойно, что они решили, что она ничего не слышит и не понимает, хотя она все слышала и понимала. Они померяли давление, сняли кардиограмму, померяли сахар, так же спросили про обследование у психиатра, посочувствовали нам и сказали, что днем придет участковый. Участковый пришел, так же в тот день пришел еще один невролог по знакомству, и вот они в результате оставили нам в дополнение к прочим таблеткам комплекс из пронорана, атаракса, медокалма и ношпы, который надо пить, чтобы таких приступов больше не было. 

Приступы действительно пошли на убыль и через три ночи практически прекратились, мы стали высыпаться, но – у мамы начались приступы тошноты и она стала отказываться не только от еды, но от таблеток. И это даже где-то можно понять, в объеме она съедала таблеток больше, чем ее желудок получал еды. Все наши разговоры с сопровождающим врачом, чтобы снизить количество таблеток, приводили к тому, что он таблеток назначал еще больше. Сменить врача – это не так легко, мама в не самом ближнем подмосковье. Местные  врачи не  видят в ней интереса, несмотря на предлагаемые гонорары, из Мск никто не хочет ехать.  

Сознание мамы, надо сказать, становится хуже, но опять-таки, оно не стабильно, иногда она разговаривает очень даже здраво, а иногда путает нас, дочь называет мужем и пр., путает по именам внуков, иногда появляется словесная агрессия. Единственное, где пока не было проколов, это туалетные дела, или в туалет, или на утку, но в кровать не было ни разу. Но идея о том, что 

психиатр нам нужен, уже поселилась в нашей голове. Убивает скорость превращения совершенно самостоятельного человека в такое малое дитя L Ведь даже двух месяцев не прошло еще..  

После отчаянной тошноты мы отменили таблетки от ног, оставив таблетки от давления, три дня прошли неплохо, а потом ночи стали кошмарными. Мы опять вызвали врача, она подсказала несколько идей о комбинации таблеток. Во время визита врача мама была в хорошем расположении духа, врачу все обещала делать и пр. На мой прямой вопрос – у мамы сосудистая деменция? – врач ушла от ответа, сказала, может да, а может и нет. На мой вопрос – надо ли нам показаться психиатру? – она  сказала, зачем, что нового скажет Вам психиатр?   Ну и такая мысль – каждый следующий врач отменяет – полностью или частично – лечение, назначенное предыдущим врачом, кого нам слушаться?? 

Мы вернули комплекс с пронораном, думая, что тошноту вызывал атаракс, ноги стали спокойнее, но тошнота не ушла. Феназепам не помогает, ни таблетки, ни уколы в 1 кубик, ни в 2. 

Ну собственно теперь вопросы. Нам все же нужен психиатр? Вызывать его придется из другого города.  Если думать об установке инвалидности и прочем, то да. Это нам пока не горит.  Как устанавливается диагноз «сосудистая деменция»? Обслуживать мама себя не может совсем, самое сложно действие, которое ей удается, это застегнуть пуговицы на халате, или взять стакан с водой с тумбочки. Даже в туалете уже иногда надо подсказывать, что надо сделать.  

С другой стороны, что нам с диагноза? Сможет ли психиатр помочь с беспокойством по ночам? Увы, в таком состоянии маму на ночную сиделку не оставишь, а мы с сестрой, хоть и по очереди, но все-равно устаем от каждой второй бессонной ночи. Тем не менее ночную сиделку ищем. Мы живем в Москве, работаем в Москве, у меня еще дети школьники есть, которым я тоже немного нужна. Логичным кажется перевозить в Москву, и временами мы про это думаем, но страшно, известно, как переносят пожилые люди переезд, а уж люди с нездоровой психикой тем более. 

О чем мы еще не подумали?? 

Top