Почему болезнь Альцгеймера беспощадна к женщинам?

be42c1165b11a3346b5ad572292f0e29d6a8ec03.png


Деменция по-разному поражает мужчин и женщин, и наука это постепенно признает и пытается изменить стиль исследований в соответствии с половыми различиями, а также то, как противостоять преждевременному старению.

В свои 75-лет, с диагнозом «болезнь Альцгеймера», поставленным в 2015 году, Бренда с удовольствием собирает паззлы, шьет и занимается танцами. Все новое ее почти не привлекает, но исключением можно назвать участие в клинических испытаниях, связанных с исследованием причин болезни Альцгеймера и разработкой эффективного средства от нее. Она спокойно относится к шумным аппаратам для сканирования головного мозга, да так, что даже засыпает во время процедуры. Бренда – одна из 50 миллионов пожилых людей по всему миру, живущих с деменцией, понятием, охватывающим все виды болезней, связанных с поражением памяти и мышления, в том числе и болезнь Альцгеймера. И число больных неуклонно растет: к 2050 году их будет более 130 миллионов, по подсчетам экспертов. И существенно бόльшая доля пациентов – женщины.

В Австралии и США по статистике две трети пациентов с деменцией – женщины. В некоторых случаях деменция обгоняет даже чисто женские заболевания. Так, в США женщина старше 60 лет в два раза чаще подвержена риску развития болезни Альцгеймера, чем раком молочной железы. Хотя в возрасте 35-49 лет рак груди остается основной причиной смертности среди женщин. В Великобритании, так же как и в Австралии, деменция стала главной причиной смерти среди женщин, потеснив с верхней строчки сердечно-сосудистые заболевания.

Ученые уже не сомневаются, что, поскольку женщины чаще страдают от деменции, необходимо изучить специфику различий между мужчинами и женщинами в этом вопросе.

И первое, что приходит в голову – это возраст, как фактор риска развития заболевания. Женщины живут дольше, а чем дольше человек живет, тем выше риск развития болезни Альцгеймера. Такому аргументу сложно возразить. Однако было бы ошибочно предполагать, что старение неизбежно влечет за собой деградацию головного мозга. Так, результаты исследований когнитивных функций и старения (CFAS) в Великобритании продемонстрировали снижение уровня заболеваемости деменцией за последние 20 лет, но… в основном среди мужчин старше 65 лет. Эксперты связывают это с повсеместной кампанией по профилактике заболеваний сердца и отказу от курения. А, как известно, мужчины больше подвержены сердечно-сосудистым заболеваниям в среднем возрасте и чаще курят, чем женщины. Поэтому снижение уровня заболеваемости произошло в основном среди мужчин.

Однако есть и другие факторы риска, более свойственные женщинам. Депрессия. Ведь женщины более склонны к униынию, чем мужчины, а депрессия связана с началом болезни Альцгеймера. Еще один фактор риска, присущий только слабому полу, - хирургическая операция, приводящая к преждевременной менопаузе, а также осложнения во время беременности, например, поздний токсикоз. И то, и другое в более позднем возрасте провоцирует когнитивное снижение.

Нельзя не отметить и социальный фактор. Некоторые исследования доказали, что уход за больными с деменцией сам по себе становится фактором риска преждевременного старения головного мозга, а ведь более 60% ухаживающих на дому – женщины.

Чем больше наберется фактической информации о рисках женщин в вопросе более высокой подверженности старческому слабоумию, тем быстрее начнутся поиски профилактики заболевания с учетом половых особенностей. Отрадно, что эта идея набирает обороты. Наиболее очевидные различия, отмечают специалисты, анализирующие данные исследований, касаются манифестации и прогрессирования когнитивных и психиатрических симптомов у мужчин и женщин с болезнью Альцгеймера. Основываясь на этих данных можно впоследствии разработать новые гипотезы и новые способы по усовершенствованию лечения пациентов.

Что примечательно, нет различий между мужчинами и женщинами, когда речь заходит об уровне амилоидных отложений в головном мозге, что считается биомаркером заболевания. Однако при равных условиях женщины демонстрируют более значительное когнитивное снижение. Получается, что биомаркер может иметь разное прогностическое значение у мужчин и женщин. Таким образом, может возникнуть необходимость коррекции процедуры нейровизуализации, биохимических и нейропсихологических биомаркеров по половому признаку. Или уже придется искать биомаркеры, свойственные только определенному полу.

Следующая головоломка для ученых: почему болезнь прогрессирует у женщин быстрее, чем у мужчин. Одни ученые полагают, все дело в эстрогене, защищающего головной мозг женщины до определенного возраста. Другие исследователи утверждают, что женщины показывают лучше результаты в тестах на начальном этапе, что искажает диагноз на ранней стадии заболевания, а врачи при этом недооценивают степень серьезности развивающегося нарушения. В таком случае, диагностическое обследование должно быть скорректировано в соответствии с нейропсихологическими различиями между мужчинами и женщинами.

Другая проблема: как проходят клинические испытания потенциальных медикаментов для лечения болезни Альцгеймера. Длительные и дорогостоящие, они в основном привлекают примерно равное количество мужчин и женщин, хотя женщины страдают от когнитивных расстройств гораздо чаще. Что касается других нарушений, таких как депрессия и рассеянный склероз, для клинических испытаний привлекается больше женщин, чем мужчин. И похоже, такой подход доказал свою эффективность – теперь в распоряжении пациентов есть препараты, действительно помогающие при этих недомоганиях. В то время как почти все испытания медикаментов для лечения болезни Альцгеймера за последние десять лет закончились неудачей.

Необходимо также упомянуть, что по сравнению с другими заболеваниями, исследования деменции все еще остаются слабо финансируемыми. Так, в Великобритании на исследования онкологических заболеваний тратится в 12 раз больше средств, чем на деменцию. И такое расхождение прослеживается во всем мире. Например, в США в прошлом году на исследование болезни Альцгеймера из бюджета страны выделено три миллиарда долларов, а на онкологические заболевания – десять миллиардов. Хотя надо отдать должное выдающимся представителям делового мира: Билл Гейтс пожертвовал на исследование деменции 50 миллионов долларов. Однако и этого недостаточно, и вливания из бюджета должны быть никак не меньше, чем на другие неизлечимые заболевания, считают эксперты.

Top