Что остается от личности у человека с распадом мозга?

05/03/2019 в 14:05

028efedf47299b23e44144d65d2107ba4076f36f.jpg

До недавнего времени ученые соотносили деменцию с распадом личности, потерей пациентом собственного «я». Однако в последнем обзоре этого вопроса международной группой психологов под руководством Мьюринн Айриш из Сиднейского университета подобная мрачная картинка ставится под сомнение, ведь ранее специалисты бесспорно придерживались положения о том, что человек без памяти не может быть собой. В свое время еще философ Дэвид Юм уверенно утверждал о воспоминаниях, как единственном источнике человеческой личности.

В своем исследовании Айриш и ее коллеги излагают более оптимистичный взгляд на данный вопрос, основываясь на научной литературе, посвященной утрате автобиографической памяти пациентами с болезнью Альцгеймера, с семантической деменцией и лобно-височной деменцией. Они утверждают, что не все потеряно у таких пациентов. В качестве основного аргумента они приводя факт о том, что наша автобиографическая память, основа нашего «я», базируется на событийной памяти, то есть субъективном восприятии прошлых событий, и семантической памяти, фактическом знании о случившемся. Определенные аспекты жизни, равно как и отрезки жизни,  деменция может и пощадить.

У пациентов с болезнью Альцгеймера, особенно на ранней и средней стадии заболевания, недуг щадит автобиографические воспоминания, в частности, эпизоды из ранней жизни. Например, обобщенные воспоминания – «По средам я ходила в студию танца», «Когда я была молодая, работала учителем». Хотя субъективные ощущения уже утрачены. Также нельзя сказать, что нет проблем с самоощущением. Так, «Я работала» может стать «Я работаю». И это может определять поведение в настоящем. Больной человек до сих пор играет роль родителя или учителя, хотя уже давно таковым не является.

И наоборот, при семантической деменции пациенты теряют воспоминания о фактических событиях, особенно в далеком прошлом, сохраняя субъективные ощущения недавних событий. Воспоминания  о недавно пережитых события формируют идентичность таких пациентов, объясняя жесткие установки в их поведении: они предпочитают носить одну и ту же одежду, ходят в одно и то же место в определенное время.

Еще один взгляд на болезнь – лобно-височная деменция, при которой личность человека подвергается жестокому разрушению, наряду с утратой событийной и семантической памяти. Черты характера, чувство юмора, нравственные принципы и поведение искажаются недугом до неузнаваемости, однако пациенты совершенно не способны к критичности своего нового «я». Для близких людей это становится глубоким потрясением, в то время как для самих больных – это своего рода эмоциональная защита от осознания распада личности.

Следует отметить, что не так много проведено исследований по поводу восприятия будущего, способности представлять себя в будущем такими пациентами, а также их бредовых идей. Однако даже скудные исследования дают нам представление о картинках будущего, продуцируемые пожилыми с болезнью Альцгеймера: несмотря на их сильно пораженную способность создавать картины будущего, получившееся выходит довольно красочным, почти как у здоровых людей. Кроме того, изучение бредовых идей может дать ключик, открывающий дверь к пониманию пути, по которому шло разрушение идентичности больного, это так называемое спонтанное выражение «я». Изучение такого спонтанного выражения может дать терапевтические идеи, улучшающие качество жизни дементного.

Что же хотели донести до нас психологи, изучая вопрос идентичности больного деменцией? Несмотря на серьезное расстройство памяти, личность человека сохраняется в разной степени в контексте прошлого или будущего. Такой подход подчеркивает многостороннюю и динамичную природу изменения личности при нормальном и патологическом старении, требуя индивидуального подхода к уходу за пожилым человеком. 

Оптимистичный взгляд на проблему, то есть признание сохранения личности человека на ранней и средней стадии деменции, опровергает традиционное восприятие таких пациентов, как «людей-зомби», обидное и оскорбительное, возникшее в некоторых медицинских кругах. Противники такого сравнения ссылаются на тот факт, что первые десять лет пациенты с деменцией могут жить довольно полной жизнью, при этом отношения с близкими людьми у них становятся глубже и переживают «перезагрузку».

Top