Болезнь Альцгеймера в портретах

23/05/2019 в 11:33

d891c30113bcc309c8680677c24f5120e5e0e1ff.jpg

Маленький офис в клинике памяти Марка Гилберта забит мольбертами, стульями, портретами. Некоторые портреты висят на стене. На них – пожилые люди, некоторые с признаками деменции на лице. Рядом – их ухаживающие родственники.

Научная работа доктора наук в области образования и здоровья Марка Гилберта подразумевает помимо всего прочего исследование опыта таких пациентов и ухаживающих за них посредством портретного искусства. Пока что это совсем новое направление в области изучения связи между гуманитарными науками и медициной, особенно в прикладной части.

В беседе Марк Гилберт рассуждает: «В исследованиях, особенно медицине, обычно пытаются выяснить, почему что-то не работает, пытаются изучить изъяны и ограничения. Я надеюсь, мои портреты без прикрас покажут человека за рамками его диагноза, не как просто пациента или ухаживающего. Хотелось бы, чтобы мои картины показали не трудности, связанные с болезнью, а что-то хорошее, например, как выстраиваются отношения между больным и его близкими, а не то, что у них не получается. Картины передают дух и силу людей, которые в обычном общении не так заметны».

Из семьи художников, Гилберт закончил школу искусств в Глазго в 1991 году и работал студийным мастером около десяти лет, пока его карьера не приняла неожиданный поворот. «Моя жизнь круто изменилась, когда я принял приглашение от хирурга Айана Хатчинсона, проводящего операции на голове и шее пациентов, в основном при раке лицевой части и заболеваниях на лице. Мне нужно было рисовать пациентов до операции, во время и после. Порой мне приходилось рисовать людей, проходящих через самые травмирующие моменты в жизни». Хотя у Марка и не было медицинского образования, его приняли в Лондонскую Королевскую клинику, и для него открылся совершенно новый мир.  

a7a265f5df93b9c26a1eaa03d432112bd9069093.jpg

Кому-то может показаться, что изображение не самых приятных моментов в жизни станет тяжелым напоминанием для пациента. Но, по мнению Гилберта, как раз наоборот: «Это стало своего рода открытием чего-то невидимого глазу. Не только для самих позирующих пациентов и их родственников, но и для других людей». По прошествии времени Марк устроил выставку своих работ в Национальной портретной галерее в Лондоне. А потом уехал за океан в университет Небраски, чтобы там продолжить свое исследование под названием «Забота в портрете» в команде единомышленников, изучая понятие заботы и ухода за больным на стыке медицины и искусства.

«Я рисовал пациентов и ухаживающих за ними, малышей и стариков в последние дни их жизни, семьи, врачей и медсестер и даже уборщицу, моющую пол в палате, социальных работников и священников. Мне хотелось показать всех людей, вовлеченных в процесс ухода за больным». Он признается, что у него такие же тревоги и переживания, как и у врачей и студентов-медиков. «Как справиться со своей тревогой, как перестать остро реагировать на неизбежные моменты жизни? Для меня это так же важно, как и для практикующих врачей», - говорит Марк.

Помимо непосредственного изображения пациентов и их близких, Марк ведет журнал наблюдений и записывает на диктофон разговоры с позирующими. Он уверен, что его опыт и его наблюдения помогут устранить пробелы в выстраивании общения между пожилыми больными и студентами-медиками, готовящимися стать гериатрами. «Портреты пациентов могут стать основой для обсуждения, заставят задуматься будущих врачей, с какими трудностями им придется столкнуться в работе. Учебники – это одно, а картины – это уже другой подход и другие чувства», - размышляет художник.

И его размышления отражаются в опыте одних из первых позирующих для его коллекции портретов, коих уже насчитывается около сотни. Маргарет Кинливан-Холл и ее муж Дейв в браке уже 45 лет. У них шестеро детей и восемь внуков. Дейву диагностировали болезнь Альцгеймера девять лет назад в возрасте 59 лет, когда их младшие близнецы еще только заканчивали школу. Маргарет вспоминает с улыбкой: «Во время зарисовок Дейв то и дело засыпал, и Марку приходилось пересаживаться, чтобы сделать набросок его головы. Марк беседовал с нами, а потом неожиданно возобновлял свои наброски. Наверное, он пытался уловить и передать, как болезнь отражается на человеке». Для нее самой стало откровением, что на набросках они очень хмурые. «И тогда я подумала, что нам надо делать что-то, чтобы больше смеяться и улыбаться», - делится Маргарет. – «Раньше ко мне приходили работники из соцзащиты раз в неделю, а теперь пять, чтобы я могла подумать и о себе. Если что-то вызывает у нас веселье, то я сразу думаю – вот, это то, что нам нужно. Так, недавно купила плед с зебрами. Дейв от него в восторге». Женщина считает, что ей очень повезло стать моделью для художника, ведь далеко не каждому выпадает такой шанс: «Я уверена, искусство – потрясающая вещь. Оно открывает незнакомые уголки нашей души».

Top