Во время особо опасных номеров в цирке раньше объявляли: «Слабонервных просьба удалиться!»

С первых публикаций мы договорились о честности, а она вынужденно окунает нас с вами, дорогие родственники, столкнувшиеся с болеющей старостью близких, в свой циничный, загаженный реализм.

Если пожилого человека постигла беда, не зависимо от её причин, когнитивные нарушения медленно, в первое время, в большинстве случаев, незаметно, начинают стирать память, изменять поведение, нарушать психоэмоциональное состояние, уничтожать личность. Эти изменения оказывают значительное влияние на всех членов семьи.

  • -«Неужели она не понимает, что я так больше не могу?! Мне кажется, что я схожу с ума…»
  • -«Она требует, чтобы я помогла ей умереть. Она требует таблетку, от которой она умрет. А что происходит со мной, мама? Ты знаешь?»
  • -«Она действительно считает, что я ради неё должен развестись с женой.»
  • -«Она считает, она хочет, чтобы я сутками была рядом. Она целыми днями лежит, ничего не хочет делать, только одно требование-чтобы я сидела рядом и держала её за руку. По её мнению, я должна посвятить свою жизнь 91-летней матери. Она считает, что я это ей должна. Она всем говорит, что я плохая дочь.»
  • -«Каждый день я не могу уйти от нее спокойно. Когда я уже в дверях, её начинает трясти, она плачет и сквозь слезы говорит какая она одинокая, всеми брошенная, что она упадет в коридоре, будет лежать, труп завоняется, пока её найдут. Чтобы я ни говорила, она всё больше и больше плачет. Всё тело начинает трястись. Я сама начинаю рыдать и едва выволакиваю ноги. А в машине у меня начинается истерика и я не хочу жить…»
  • -«Инна, можно я к маме не пойду?...»

Именно так, вопрошала ко мне 70 летняя дочь подопечной. И это не самый сложный запрос в работе психолога. Бабушка ещё самостоятельна, живёт с сиделкой, но рушит личные границы дочери своими манипуляциями, демонстративным поведением, безразличием, старческим эгоцентризмом, обижает и оскорбляет сниженной интеллигентной гибкостью, нарастающим консерватизмом, унижает властностью. Особенно раздражает историями, которых не было, но которые рождаются в воспаленном мозге нарушениям восприятия, верой в собственный придуманный сценарий, его яростное разыгрывание и отстаивание.

Ещё не было случая, чтобы взрослые дети на консультации у психолога не орали: «Инна! Ну, этого же не было! Зачем она всё выдумывает!?»

На это есть пара причин. Одна из них отсутствие наполненности жизни. Не происходит ничего как раньше. Нет сил вершить великие дела самостоятельно. Великие, в хорошем смысле. Значит нужно создать, придумать, ситуацию, в которой можно будет придать смысл и цену своим прожитым годам «задним числом». Хоть так, но получить внимание к своей персоне.

А ещё упомяну о старческом газлайтенге.

Это эмоциональное насилие, во время которого жертва, в данном случае мы с вами, не уверена ни в происходящем, ни в своих ощущениях, ни в том, должна ли она злиться на поступки манипулятора, имеет ли на это право! Поведение наших родителей, в начале заболевания, носит характер газлайтера- они делают нам больно. Но не от отсутствия любви, хотя и это бывает, особенно если характер скверный был всегда, а от пустоты своей сегодняшней жизни, от диагноза анозогнозия, когда отрицается наличие дефекта, сама болезнь. От снижения энергетического потенциала, прогрессирующего процесса увядания, от духовной пустоты и дряхления. От наступления периода острого разочарования в себе, в детях, в жизни, в стране. От появления бесконечных болей и страха болезней. К ним присоединяются страх беспомощности, зависимости, страх неизвестного незримого завтра и приближающейся смерти. Далеко не все способны совладать с этими горестными мыслями, а они рождают чувство безразличия, одиночества, отсутствие желаний, потерю смысла продолжать эту жить.

Это в начале, пока критичность ещё борется с надвигающейся пучиной бреда. Мы, близкие, становимся зрителями великой трагикомедии с элементами фарса, мелодрамы, ужасов и фэнтези. И всё бы ничего, но актёры вытаскивают нас на свою личную сцену и, приставляя нож к горлу, заставляют играть незнакомую роль, пишут сценарий по ходу пьесы, мгновенно изменяют мизансцены, добавляют героев, ломают и строят декорации. Мы не успеваем дышать, не то, чтобы уследить и что-то сделать.

Один процент из ста пожилых людей я бы метафорично называла «бабушка, божий одуванчик». Это из легенды о мудрости старости. Остальная часть взрослого населения в недалёком будущем станет монстром для своей семьи.

В истории про Гарри Поттера есть слепые существа, которые питаются светлыми человеческими эмоциями, дементоры. Простите меня за сравнение! Поймет только тот, кто живёт с этим существом в обличии любимых и любящих когда-то родителей. Болезнь высасывает всё людское в них, а тело, ещё имея хилую, но силу, продолжает трепыхаться, в попытке такой вот, адской жизни.

Самое сложное здесь для нас, осознать, мучаемся мы с вами, не они! Нам невыносимо принять изменяющееся состояние близких. Они же живут в другом мире. Нам нет места в нём. Нет ровно потому, что наша роль сейчас обслуживания, обеспечения безопасности, удовлетворения физиологических потребностей. Любить дементора невозможно! Жить с ним невозможно! И в этом, правда!

Много лет назад один человек решил помогать семьям с болеющими стариками. Связался со мной для консультации. В разговоре я произнесла слово дементор. Он стал неистово возмущаться: «Как вы смеете так оскорблять бедных людей?! Мой дядя страдал болезнью Альцгеймера, но он никогда не делал нам больно!»

Вам умопомрачительно повезло! Молитесь с благодарностью! Оставшиеся девяносто девять процентов семей столкнутся сперва со старческим газлайтенгом, который будет заставлять усомниться в своём здравомыслии, вызвать чувство отвращения к себе, заставить запутаться между истиной и ложью, потерять способность принимать решения, заставить мучиться от чувства вины, утратить понятие «нормально», потерять связь с реальностью, а дальше вступит в полную силу мусорная машина деменции.

Каждый день, приходя на работу в страну неадекватной старости, я была вынуждена выработать жёсткую профессиональную и личностную стратегию говорить только правду! Исключительно она поможет понять происходящее, расскажет о перспективах, подготовит к худшему, ибо лучшего уже не будет. Никогда.

Только начиная думать об эксперименте, наш мозг уже настраивается на то, что бы мы хотели получить. Так и в общении с больным человеком, чтобы не происходило, мы должны продолжать видеть его самого, но осознавать и признавать проявления его болезни! Это не моя любимая бабушка, это жуткая болезнь, поселившаяся в её хрупком теле, сейчас добивает всю семью…

Чтобы выжить в мире дементора, следует понять какую позицию я занимаю в отношении его спасения? Что мною движет? Какой тип моей реакции на проявления деменции?

«Найдите себя» в этих реакциях. Будьте честны с собой.

1.Обвинительная реакция.

Установка: «Он заслужил.»

Характер отношения: маленький, обиженный «ребёнок», пытающийся наказать взрослого, не давшего, недодавшего любви. Обострение обид, претензий, неоправданных ожиданий, накопленных в течении жизни. Обвинения в «плохости», в заслуженной расплате за «недостойности». Желание наказать за личное переживаемое и не пережитое в прошлом.

Поведение: организация ухода без собственного эмоционального, душевного включения, посещений, общения. Отказ в создании условий для жизни в домашних условиях, как попытка избавления от «ненужного, недостойного, предавшего, не заслужившего».

Позиция: «Зачем ему специалисты? У него деменция, он скоро умрет!»

Скрытые переживания: «Зачем ты так со мной? Мне было плохо без тебя и плохо с тобой сейчас.»

2. Виноватая реакция.

Установка: «Я недостойная (ый) дочь (сын)».

Характер отношения: страх лишиться любви, быть плохим, невозможность признать шантаж и психологическое насилие родителя, категорическая немыслимость противостояния. Чувство долга, пожирающее чувство вины, своя жизнь на алтарь жизни родителя, служение до последнего вздоха, собственная болезнь, как искупление своей «греховности». Опасения «не успеть и в этот раз».

Поведение: максимально комфортное (в соответствии с требованиями родителя) обустройство жизни с привлечением (излишним) массы специалистов, колоссальные (не оправданные) материальные затраты. Невозможность размещения вне стен дома. Невозможность принять помощь для себя.

Позиция: «Я всё отдам ради мамы! Я всё создам для её блага!»

Скрытые переживания: «Я хорошая дочь! Люби меня! Пожалуйста, признай, что я достойна тебя!»

3. Убегающая реакция.

Установка: «Всё под контролем.»

Характер отношения: страх потери времени и нужной информации, страх упустить возможность излечения. Поиск логических цепочек взаимосвязи физиологии, генетики, старости, новых открытий в медицине, жизненного и профессионального опыта родителя. Собственный патологический ЗОЖ.

Поведение: создание условий для жизни, исходя из собственного комфорта, ориентир на собственное мнение в отношении любой ситуации, общение со специалистами, разделяющими их убеждения.

Позиция: «Я полностью разобрался в вопросе. Я всё контролирую».

Скрытые переживания: «Я предотвращу «это» со мной в будущем. Я знаю, как быть с тобой сейчас. Ты должен всё делать, как я говорю».

4. Спасающая реакция.

Установка: «Она должна встать на свои ноги!»

Характер отношения: отсутствие принятия болезни, сопротивление здравому смыслу, уверенность в собственной правоте, «покупка выздоровления» любой ценой, отсутствие ориентации на желания и возможности родителя. Компенсация страха потери ценой здоровья и времени жизни родителя, ожидание похвалы в свой адрес, уверенность в правильности своих действий.

Поведение: организация ухода в больничной, пансионной среде, привлечение большого количества экспертов, поиск «лечения», отсутствие материальных преград и любых других.

Позиция: «Я не отступлю и не сдамся!»

Скрытые переживания: «Я должен успеть доказать всему миру свою любовь и благодарность тебе! Не важно, какой ценой».

5. Угнетённая реакция.

Установка: «Мне надо как-то выжить.»

Характер отношения: чувство собственной беспомощности, никчёмности, подавленности, агрессии, чувство вины. Обесточивание физическое, эмоциональное, психологическое, душевное. Отсутствие материальной возможности в организации комплексного ухода, ограничения во всех видах помощи. Невозможность заботы о себе.

Поведение: создание минимального ухода в домашних условиях, отсутствие помощи в быту, «загнанность» во всех сферах жизни, одиночество, собственная болезненность.

Позиция: «Я должна смириться с судьбой.»

Скрытые переживания: «Я плохая дочь. Когда это закончится? Что мне потом делать с собой?»

6. Здравомыслящая реакция. (Время принятия и смирения)

Установка: «Есть то, что есть.»

Характер отношения: смирение с общей ситуацией, критическое, взвешенное, отношение к болезни и к прогнозам врачей, принятие болезни и скорого ухода из жизни.

Поведение: вовлечённость, стремление наполнить жизнь родителя смыслом, размеренная коррекция своих действий, облегчение симптомов с привлечением новых возможностей, организация ухода в соответствии с уважительным отношением к болеющему, его желаниям, материальных возможностей. Вариативность. Самоконтроль.

Позиция: «Никто не виноват. Никто не застрахован. Это может случиться с каждым.»

Скрытые переживания: «Всё ли я правильно делаю для тебя? Мне жаль, что всё так случилось с тобой. Я с тобой…»

Нельзя не отметить, что шестая, здравомыслящая реакция, возникает далеко не у многих семей и только ближе к моменту ухода родителей. Когда приходит чёткое осознание –это болезнь, она поглощает всё, я ничего не могу с ней поделать. Остаётся одно- принять, обеспечить максимум комфорта больному человеку и выжить самому.

Без основ понимания течения болезни, своих реакций, своего состояния невозможно выстроить стратегию борьбы, адаптироваться к войне, найти силы для выживания. Увидеть самого себя- это точка невозврата, после осознания которой, будет проще двигаться дальше.

Но как двигаться дальше?

Помните о честности?

Ответьте на вопрос в своём дневнике- я жертва, я герой, я боец?

В каждой роли трудно. Но жертва будет жалеть себя, добивая разочарованием и обманутыми надеждами, ждать сочувствия со стороны и мучиться, не получая её.

Герой будет требовать похвалы, и жаждать признания своих подвигов.

Бойцом быть сложнее всего. Ибо предстоит узнать своего противника, познать секреты его ухищрений, познакомиться с полем боя, найти союзников, взять ответственность на себя за себя и результат боя, начать делать то, что никогда не делал и не хочу делать, открыться в своём страхе и признать свои несовершенства. Вы понимаете, что я о деменции.

Как противостоять ежедневному стрессу?

Первичное.

  • Осознать- Я имею право на чувства! Любые!
  • Переживаемое мною сейчас- нормально!
  • Моё настроение ситуативно, завтра будет по-другому.
  • Принять свою усталость. Я ничего не могу сделать против неё. Моя усталость сегодня норма!
  • Я боюсь, но знаю, что этого делать не нужно! Сделаю всё как смогу.
  • Не противостоять самому себе. Не сравнивать себя. Это добивает, обесценивает, унижает.
  • Не принимать на свой счёт поведение больного.
  • Общаться с «любящим безразличием».
  • Учиться «присутствовать отсутствием».
  • Тренировать навык переключения внимания.
  • Мягкое бесчувствие к болезни и заботливое чутьё к себе.
  • Сократить и лимитировать время общения.
  • Не ждать приятного в общении!
  • Не ждать ничего! Ни результата, ни исцеления!

Вторичное.

  • Свои моральные долги я определяю сам!
  • Дать оценку мне и моим действиям могу только я!
  • Озвучивание своих потребностей!
  • Максимальное знакомство с темой старости, с болезнью, её проявлениями, перспективами, поддерживающей терапией.
  • Изменение отношения к болезни.
  • Обращение за помощью к специалистам.
  • Осознание предстоящих ухудшений в состоянии болеющего человека.
  • Своевременное оформление юридических вопросов.
  • Не замыкаться в себе и в болезни близкого.
  • Поддержка близких, друзей, коллег.
  • Не ждать понимания и сочувствия в свой адрес со стороны пожилого человека.
  • Не искать объяснений, их нет!
  • Без юмора-не выжить!
  • Не обвинять и не винить себя! Это Его жизнь! Она Такая!
  • Не брать всё на себя.
  • Признавать и позволять быть своим собственным ограничениям.
  • Оставлять время для самого себя.
  • Бережно относиться к своим потребностям и собственному состоянию.
  • Быть честным, если не хочу помогать лично, признать это, организовать уход «своими руками».

Сегодня смыслом для пожилого человека становится другой человек, ровно потому, что болеющий потерял себя. Его с нами больше нет. Именно другой человек, мы, будем тормозом его старости и болезни. Через наши глаза, руки, прикосновения, слова, эмоции будет происходить наполнение старика. Через нашу совместность, сопричастие будет рождаться сила для «слабого», для нас, и смысл для «сильного», для уходящего человека…

Вчера, перед занятием с людьми, страдающими тяжелой степенью когнитивных нарушений, я спросила одну даму:

  • Мария Павловна! Доброе утро! Как Вы сегодня, моя хорошая?

На что она ответила:

  • Сегодня замуж я решила не выходить!

Давайте примем решение сегодня с ума не сходить! А как выжить, ещё поговорим и будем учиться этому мастерству вместе.